Navy
Bel Esprit
Требую помилования: Спор поэта с Законником царя Душана. 1964 год. Пожалуй, самое интернациональное произведение Десанки Максимович, хоть и реализовано оно в национальных традициях и облечено в форму нацональной легенды.

Есть идея опубликовать полностью, но пока ставлю только кусочки

В защиту лжи из милосердия

Помилования требую тому,
кто не находит сил в себе от века
сказать жестокому, что он жесток,
мерзавцу - что мерзавец,
калеке - что калека.
Помилования для человека,
что в доброте своей
боится правдой причинить страданье;
помилованья тем, что лгут из состраданья,
кто сам унизиться готов
охотнее, чем унижать другого,
и, на чужом лице увидев маску,
сорвать ее не может никогда.
Помилованья тем, кто нипочем
не сможет оскорбить другого человека,
другую веру, другие мысли;
которому любой судья и приговор любой
чрезмерно кажется суровым
и кто из жалости готов мириться с лживым словом;
кто никого вовеки не осудит -
помилован да будет!

В защиту наивных

Требую милости
к простодушным,
к тем, кого все изумляет на свете,
к тем, что весь век свой как малые дети,
к вечным мечтателям
и утопистам,
к тем, кто прошел через воду и не напился,
к тем, кто прошел сквозь богатство и остался чистым;

к тихим, к печальным,
к тем, что совсем не такие, как я,
и к тем, кто похож на меня,
к неученым, к неловким,
что всегда спотыкаются на пороге,
и чашку роняют из рук,
и жмуться под стенкой и с краю,
к тем, кого каждый рад повстречать на дороге,
к тем, кого радует каждая малость вокруг,
к тем, что проходят задумчиво,
словно каплю несут на ладони,
к тем, кто совсем на меня не похож,
и к тем, кто похож на меня.

В защиту непонятых

Помилования требую непонятым,
которым не осилить расстоянья,
длиной и толщиною с волосок,
от матери до сына,
до повседневных будничных вещей.

Для тех, оставшихся чужими
рукам, что помогали им расти,
лучам, в которых всей земле цвести,
и тьме, что, как рубашка, им близка.

Для тех, кто сам душе своей - тюремщик,
кто радости своей подносит смертный яд,
когда им плакать хочется, кричат,
когда до горла их заплескивает нежность,
шпионят за собой, как за врагом,
для их сердец, похожих на бойницы,
для их навеки замкнутой души,
насороженной в собственной тиши.

В защиту того, кто паломником не был

Я милости прошу для человека,
который не паломничал от века,
вовек не выбил искру из кремня,
и сам ни разу не разжег огня,
и отроду не высекал
живой воды из мертвых скал,
и не слепил лачугини единой
ни из саломы, ни из глины,
лес не сплавлял по бешеной реке,
не уплывал в дырявом челноке,
и верным спутником в пути
и муравья не смог найти,
и не был никогда наедине
с огромным морем, полным до краев
водою ли, надеждой ли, отчаяньем;
который никогда не знал вселенной,
хлтя б ее подвальных этажей,
который даже дня не проживет
обманчивыми звездами высот,
ни разу не согреется, бедняк,
восторгами поэтов и бродяг.

@темы: Десанка Максимович